В марте 2019 года «Майский Указ» отправил запросы в 11 ответственных за реализацию нацпроектов ФОИВ письменные запросы с просьбой предоставить информацию о заключении соглашений с субъектами РФ о предоставлении субсидий. Мы спрашивали про число заключенных соглашений, гарантии исполнения их в срок и рисков срыва из-за бюджетной недостачи. А также про соответствующую персональную ответственность. Письма пришли от семи из них, не ответили Минкульт, Минтранс, Минкомсвязь и Минэкономиразвития. А из Минобразования сообщили, что межбюджетные трансферты не предусмотрены в связи с тем, что нацпроект «Наука» планируется на основе открытого конкурса среди профильных организаций – уйдя тем самым от ответов на вопросы. При этом сообщили, что показатели федпроектов будут уточняться на основе конкурсных процедур, что представляет собой некоторую новость в смысле порядка бюджетирования: «Майский Указ» неоднократно писал про важность гибкости работы с выделяемыми на проект средствами при должном контроле расходов и четкие критерии по отдачам вложений, поскольку финансирование госпроектов представляет собой разновидность инвестирования. 


Таким образом, на вопросы ответили шесть министерств.
На вопрос о том, сколько заключено соглашений, четыре назвали конкретную цифру в несколько сотен, но всякий раз – разные: 123 – Минприроды, 223 – Минстрой, 401 – Минтранс, 693 – Минтруд. А Минфин в ответ на число соглашений прислал большой список по статьям и регионам почти на 2 000 строк. В целом же именно это ведомство дало наиболее подробные ответы на вопросы о соглашениях, что логично: бюджеты – по его части.


Насчет мер соблюдения сроков заключения соглашений Минфин обозначил три из них, по сути представляющих собой меры информирования: доведение уведомлений о размере трансферов в декабре 2018 года, методсопровождение заключения соглашений по поводу порядка предоставления субсидий, и направление телеграмм руководству регионов с просьбой принятия мер. Минфином также был обозначен фактор гибкости порядка бюджетирования в виде возможности возмещения расходов до заключения соглашений. Минпрос и Минприроды в качестве таковых мер отметили, соответственно, селекторные совещания и ВКС, Минтруд связал это со своевременном внесении сведений в Электронный Бюджет (значит, все-таки уже им пользуются, несмотря на отдельные заявления в ранее приходивших к нам письмах), Минстрой отметил слаженную работу ведомства (как себя не повалить?), а Минздрав… не счел нужным ответить на этот вопрос.


Ответы на вопрос о влиянии нехватки средств на реализацию нацпроектов и оценке рисков сроков реализации мер интересны тем, что представляют собой еще один (помимо всех прочих, представленных в наших рейтингах) критерий оценки понимания ведомствами существа проектной деятельности. Самым простым был ответ Минтруда: дескать, нехватка средств – «вещь нехорошая», но по части ведомства таких рисков нет. Минстрой почему-то связал отсутствие риска нехватки средств в субъектах с тем, что соглашения были заключены в срок: можно подумать, что выделение федеральных субсидий – это своего рода бег вокруг стульев «согласно №459-ФЗ». Минздрав… также не ответил на этот вопрос – видимо, сочтя, что, поскольку со всеми субъектами, кроме Москвы, соглашения заключены, то и рисков никаких нет. А Минпрос сообщил о конкретике бюджета НП «Образование». Про риск нехватки средств у него ничего не сказано, но здесь стоит особо отметить, что во многих случаях, когда «Майский Указ» в других опросах касался темы располагаемых бюджетов и возможности как-либо на них влиять, нам часто отвечали именно в таком ключе: есть конкретные бюджеты, деньги распределены по конкретным целям и задачам. Само понятие рисковой ситуации в ходе реализации проекта (собственно, экономическое и бизнесовое понятие шока или форс-мажора) как таковое отсутствовало. Дескать, что может случиться с финансированием – оно же государственное и невосприимчиво к инфляции (этого нам не писали, но очевидно подразумевалось всякий раз при таких ответах). Именно в этом смысле и здесь, и в предыдущих опросах, нам отвечали, что уровень субсидий доходит до 80-95%. 


Отдельно стоит обозначить ответ Минфина на этот вопрос в прогнозном ключе (в каковом, собственно, и должна вестись оценка рисков): поскольку имеется профицит бюджетов в 510,3 млрд. рублей региональных бюджетов по итогам 2018, постольку имеются все возможности реализации нацпроектов. А для предотвращения разбалансировки готовится изменение законодательства с максимальным софинансированием. Каковое, вместе с мерами по снижению долга субъектов (правда, без уточнения, каким образом) и стимулирование через акцизное и налоговое регулирование, составляют главные меры предотвращения риска нехватки средств, каковые риски ведомство А.Силуанова в настоящее время не усматривает. 


Следующие далее ответы на вопрос об ответственности за срыв сроков заключения соглашений и недостижение показателей (и, конечно, об объекте возложения ответственности) также касались не столько понимания рисков и шоков в прогнозном аспекте проектного управления, сколько понимания собственно порядка организации этой деятельности. Каковы ответы? Здесь проще и прямее всех снова ответил Минтруд: ответственность за нарушение сроков и порядка заключения соглашений не предусмотрена. Чуть «сложнее» ответил Минстрой, сославшись на должностные регламенты. Минприроды усматривает таковую в №1288-ПП «О порядке реализации проектной деятельности», Минпрос заявил о наличии «жестких мер ответственности» и «особом контроле» согласно ст. 132 Бюджетного Кодекса РФ о субсидиях. Минздрав сослался на всеобщий КоАП и закон о бюджете – не уточнив при этом, на кого же именно эта ответственность в ведомстве возложена. Минфин отметил Правила формирования, предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации и Положение об использовании в 2019 году бюджетных ассигнований резервного фонда Правительства РФ. Меры ответственности Минфин обозначил правилами предоставления трансферов, добавив, что в настоящее время рассматриваются изменения в Бюджетном Кодексе финансовой ответственности бюджетов субъектов персональной ответственностью главы администрации – распорядителя бюджета.


Все эти сообщения свидетельствуют о связи нормы (показателя, цели), ответственного должностного лица, и санкции, наступающей за неисполнение нормы или показателя, под страхом которой он должен тем или иным образом эту норму исполнить, а цели или показателя – достичь, критерием чего у него оказывается бюджетный отчет. Между тем, в проектной деятельности важной оказывается процедура достижения показателя или цели как система инструкций ее исполнения с назначенными исполнителями, ее предварительная оценка сообществом экспертов и конечными бенефициарами, а также итоги осуществления этой процедуры. Именно поэтому в наших рейтингах мы задаем вопросы про учет мнения экспертных, отраслевых и гражданских сообществ (напомним, что ответ на него был дан многими субъектами формально), а также о наличии промежуточных оценок хода реализации проектов (не менее формальное большинство ответов) и гибкости проектных бюджетов – потому, что сам бюджет здесь вторичен и зависит от оптимизации ранее принятых процедур, оказывающейся возможной лишь после их запуска и до окончания, а также от изменений акцентов значимости задач и целей. Когда есть четко прописанные процедуры с четко определенным сроком и обозначенными рабочими позициями, оперативное перераспределение исполнителей и денег на реализацию иных мер оказывается куда более легким и подотчетным делом, нежели в случае, когда от получившего бюджет чиновника требуется невесть каким способом «взять и обеспечить». И тогда вопрос ответственности сводится к тому, чтобы следовать инструкции и вносить предложения по ее оптимизации. В таком случае отпадает необходимость в коррекции бюджетного законодательства, о которой нам сообщил Минфин: более успешная реализация мер проекта или плановых расходных статей получит больше средств в следующем отчетном периоде, неуспешная – те же или меньшие средства.

Популярные материалы:

Рейтинги

Лидером рейтинга вовлеченности в исполнение Указа Президента № 204 стал М...

Очередной "юбилейный" рейтинг вовлеченности ФОИВ в в исполнение Майского указа Президента
Лидером рейтинга вовлеченности в исполнение Указа Президента № 204  стал Минэнерго
Рейтинги

Рейтинг вовлеченности субъектов РФ в исполнение Указа №204

Представляем десятый, юбилейный рейтинг вовлеченности субъектов Российской Федерации в исполнение Майского Указа.
Рейтинг вовлеченности субъектов РФ  в исполнение Указа №204
Новости

Готовится мобильное приложение позволяющие управлять национальными проекта...

АО "Главный научный инновационный вннедренческий центр"запустило запрос оферт на разработку мобильного приложения государственной системы "Электронный...
Готовится мобильное приложение позволяющие управлять национальными проектами
Новости

Открытое письмо средства массовой информации «Майский указ» пресс-секретар...

Здравствуйте, Андрей Сергеевич! Просим прощения, что отвлекли Вас от важной работы в возглавляемом Вами отделе по связям со СМИ.
Открытое письмо средства массовой информации «Майский указ» пресс-секретарю Минфина России Андрею Лаврову.
Новости

Астраханская область реализовало только одно мероприятие Майского указа

Администрация губернатора Астраханской области смогла привести только один пример своей усердной работы по реализации Майского указа Президента.
Астраханская область реализовало только одно мероприятие Майского указа