Вчера, 24.10.2018, в Кремле был проведен Совет с участием Президента и правительства РФ по вопросам реализации национальных проектов, что озвучены в Майском Указе № 204 от 07.05.2018. Полуторачасовое мероприятие проведено по стандартному протоколу со вступительной и заключительной речами главы государства, и отчетными выступлениями глав профильных министерств по вопросам подготовки к реализации намеченного к исполнению на ближайшую шестилетку. В самом начале Путин обратил внимание на необходимость расширения применения опыта гражданского контроля исполняемости нацпроектов, упомянув при этом ОНФ. Однако ОНФ – не единственная организации, есть еще и МОО «Майский Указ», которое и повествует о прошедшем событии государственного значения.

Как сказал президент, нацпроекты – не федеральные, не региональные, но именно что национальные, а потому предполагают консолидацию всех и вся, прежде всего ожидаются предложения от бизнеса и крупных инфраструктурных игроков – ВЭБа, Газпрома, Ростеха, Ростелекома, Росатома и других. Было сказано, что частный бизнес нужно не заставлять, а привлекать, о чем отдельно попросил министра финансов А.Силуанова доложить о договоренностях с представителями бизнеса, поскольку стране нужна собственная технологическая и кадровая база.

Первое слово было предоставлено Силуанову и, как наверняка заметили многие, внимательно смотревшие запись мероприятия, основную интригу последнего составила начавшаяся задолго до него содержательная дискуссия по бюджетным вопросам, развернувшаяся между Минфином и Счетной палатой, возглавляемой А.Кудриным. Наиболее интересная часть этой полемики, арбитром в которой выступил сам президент, пришлась на конец заседания.

Отправной бюджетной цифрой на шестилетнюю реализацию нацпроектов были названы 28 триллионов рублей, которые, как общеизвестно, «должны быть найдены», и все, что будет найдено, должно быть приоритетным образом направлено на реализацию нацпроектов. Эта цифра и очертила ринг той полемики, на котором, помимо «счетно-финансовых тяжеловесов», появлялись фигуры Т.Голиковой, М.Акимов, О.Голодец, А.Гордеева и В.Мутко, а также мэра Москвы Собянина, комментировавших ситуацию с подготовкой к отдельным направлениям национальных проектов.

Примечательны приведенные Силуановым цифры, привязанные к четко структурированным по этапам, срокам и ответственным исполнителям паспортам нацпроектов, относительно которых определены основные направления деятельности нынешнего кабинета и для которых уже сверстан проект бюджета. Несколько сбивчиво, но достаточно четко, министром было сказано, что в рамках этого бюджета в ближайшие 6 лет (то есть до 2024 года) будут направлены порядка 14 трлн. рублей, плюс 6 трлн. рублей – за счет средств госпрограмм. При этом по бюджетной системе будет направлено «с учетом этого» 18 трлн. рублей. и еще 8,5 трлн. – из внебюджетных источников. (Выражение «с учетом этого» задает диапазон возможных толкований в числах от 20 до 26,5.) Ответственными за нацпроекты были ожидаемо названы вице-премьеры, мониторинг исполняемости был разделен на стратегический (два раза в год) и оперативный (онлайновый, в режиме реального времени) – как федерального, так и регионального, уровней. При этом Силуановым была озвучена странная, но примечательная фраза (наверняка оставшаяся не замеченной многими комментаторами мероприятия) – о том, что «глубина позволяет отслеживать по каждой контрольной точке». (Относилась она, разумеется, к оперативному мониторингу, и о том, что бы это значило, мы вернемся в конце статьи.) Как сказал министр, система создаст необходимую информацию для принятия управленческих решений. Сказал и про ответственность регионов за четкое понимание того, на какой объем федерального бюджета те могут рассчитывать в условиях системы софинансирования и межбюджетных отношений, и тут же заявил, что для большинства регионов уровень федеральной поддержки будет доходить до 95-99%. По его словам, на три года (2019-2021 гг.) предусмотрено межбюджетных трансфертов в объеме 1,3 трлн. рублей (400 млрд. на 2019 год), и ко второму чтению их нужно распределить по субъектам. И добавил, что нефтяных акцизов в региональные бюджеты предполагается перевести порядка 1 трлн. рублей в ближайшую шестилетку.

Разделив ранее свое выступление на «финансовый» и «управленческий» аспекты, в плане последнего Силуанов обозначил четкое целеполагание и разделение ответственности, обозначив «задачу транслирования целей развития и показателей нацпроектов на региональный уровень».

Достижение требуемых положениями Указа № 204 темпов роста выше  среднемировых он признал основанием всех прочих достижений. Определив отраслевую часть плана правительственных мероприятий как зону ответственности профильных министров, Силуанов не преминул отметить, что системная часть связана с предсказуемостью деловой среды, стабильностью налогового режима и либерализацией законодательства.

Касаясь отдельных нацпроектов, «главный по российским финансам» отметил, что для среднего и малого предпринимательства в 2019 году планируется объем льгот в размере 1 трлн. рублей, в сфере госзакупок – до 5 трлн. (сегодня – 3 трлн.), льготных кредитов для «малых и средних» будет 6,5% по приоритетным отраслям, не более 8,5% – по другим. Что касается экспорта, то планируется его увеличение до 60,45 млрд. рублей… и отдельно были упомянуты «туристические услуги» (без цифр по долям, сегментам и объемам доходов).

После Силуанова выступала Т.Голикова с рассказом о рождаемости и смертности в регионах (наиболее размножающимися отмечены Дагестан, Ингушетия и Москва), с обещаниями и  проектами, а после нее – Максим Акимов по поводу «цифровой трансформации». Примечательным моментом его выступления было высокое заявление о слабой интернет-оснащенности присутственных мест вроде больниц и ФАПов. К системным вещам следует отнести слова о необходимости перехода «от электронного правительства к управлению на основе потоков данных, то есть к собственно цифровому госуправлению», что, по его мнению, позволит кастомизировать госуслуги, сделать их бесшовными, более эффективно распределять средства и обеспечивать «предикативную аналитику в сфере госуслуг». (Что имеет прямое отношение к отмеченной ранее оговорке Силуанова по поводу отслеживания «в каждой контрольной точке», и что, на наш взгляд, не является случайным). Шестилетние расходы на эти вещи обозначены Акимовым в размере 1 трлн. 80 млрд. рублей плюс внебюджетные источники. Также им было сказано про цифровизацию дорог и расширение внедрения АСУ дорожного движения.

Далее выступала О.Голодец, рассказавшая про спорт и культуру – в частности, про то, что в стране произведено более 1000 фортепьян, пользующихся спросом на внутреннем рынке. В это время Путин сосредоточенно листал некий сброшюрованный документ, весьма заинтересовавший его – как оказалось, это были «Ключевые параметры нацпроектов», в связи с которыми у президента позже возникли вопросы насчет механизма их реализации и наличия соответствующих этим механизмам методик (еще одного острого вопроса и предмета полемики «в верхах», который МОО «Майский Указ» считает одним из наиболее важных).

Далее следовало выступление зампред. правительства и бывшего министра сельского хозяйства А.Гордеева по нацпроекту «Экология». Была озвучена цифра в 4 трлн. рублей., выделенная на реализацию проекта до 2024 года, 80% которых планируется привлечь из внебюджетных источников, 700 млрд. рублей – из средств федерального бюджета. Как заявил Гордеев, чистой водой планируется обеспечить к 2024 году 90% населения, уровень переработки ТБО к этому сроку обеспечить до 36% (с нынешних 5%). Выбросы в 12 крупных промцентрах планируется сократить до 20%. В качестве куратора переработки особо опасных отходов был обозначен Росатом (свежие идеи от которого ожидает президент, см. выше). А системным следует считать заявление министра о появлении в стране переработки отходов как новой отрасли – чем, видимо, и объясняется столь высокий объем финансирования данного нацпроекта. Что, кстати, подтверждают его слова о переходе на наилучшие доступные технологии (НДТ) как ключевой задаче ближайших лет в рамках нацпроекта – что, в свою очередь, рассматривается как отдельное направление и на что планируется привлечь более 2 трлн. рублей, которые будут «деньгами бизнеса». Координировать проект планируется совместно Минпромторгом и Минприродой. Совокупность принимаемых мер, по мнению министра, должна стимулировать спрос на экологическое машиностроение отечественного производства и привести к снижению импорта с 50% до 34%.

Далее выступал В.Мутко по теме жилищной политики и улучшению городской среды, признав ежегодное улучшение жилищных условий более 5 млн. граждан непростой задачей, которую планируется решить за счет стимулирования спроса, в том числе ипотеки со сниженной до 8% ставкой. В 2019 году им обещано внедрение стандарта ипотечного кредитования, а к 2022 году – удвоение объема индустриального строительства жилья и перевод ипотеки в электронную форму, что планируется осуществить совместно с Банком России, приняв меры по развитию рынка ипотечных бумаг и переходу на проектное финансирование (окончательный переход на которое планируется с 01.07.2019).  Общий объем проекта обозначен в 1,1 трлн. рублей.

В дополнение к выступлению В.Мутко взял слово мэр Москвы С.Собянин, выразив озабоченность значительным числом показателей по всем проектам – он их насчитал 1 200 (по «автодорогам» – 94, по «цифровой экономике» – 223, по «производительности труда» – 112, по «экологии» – 132). По мнению столичного градоначальника, выводить такой объем показателей на высший уровень – лишь тормозить работу, поскольку «жизнь» будет требовать оперативных изменений, «а нам нужна динамика». По его мнению, мониторингом этих показателей следует заниматься на разных уровнях управления: министерств и ведомств; правительства; президента. (Местный и муниципальный уровни управления, включая НКО, МОО и волонтерские организации, он при этом почему-то не упомянул).

Далее выступил глава Счетной Палаты А.Кудрин, заявив собственное видение ситуации с финансированием обозначенных государственных стратегий. По его мнению, конечно, для прорывов нужно увеличение финансирования в реальном выражении в силу роста экономики (который, видимо, де-факто будет, но откуда этот рост возьмется, Кудрин не сказал), однако в процентах ВВП в течение шести лет на такие нацпроекты, как медицина и образование, расходы не изменятся, то есть старая структура расходов федерального и консолидированного госбюджетов сохранится. А это вызывает сомнение в возможности добиться прорыва по некоторым направлениям… во всяком случае, в оговоренные сроки. (Президент в это время внимательно слушал Кудрина).

Иной вопрос, по мнению главы Счетной Палаты – в том, что при утвержденности паспортов нацпроектов на всем годы есть еще и трехлетний проект бюджета, в котором предусмотрено 5,6 трлн. рублей на каждый нацпроект, а выделенных и не распределенных остается 1 трлн. 550 млрд. рублей, часть из которых должна пойти в виде субсидий субъектам. (А эти субсидии, как ранее сказал Силуанов, будут составлять до 90% средств федерального бюджета). И этот 1 трлн. рублей должен быть дофинансирован во вторую трехлетку.

Также Кудрин обозначил наибольшее отклонение от паспортов по годам: по «Цифровой Экономике» – на 55%, по «Автодорогам» – на 32%, по «среднему и малому предпринимательству» – на 31%, по экспорту – на 29% (по другим проектам – меньше). И если не будет найден 1 трлн. на трехлетку, то паспорта должны быть уменьшены по их бюджетам. То есть запуск ряда проектов замедлится или будет перенесен на более поздние сроки.

Далее Кудрин озвучил то, что уже было известно ранее – а именно, что 75% показателей статистически не наблюдаемы либо требуют специальных методик расчета и оценки измерений, кои, как заверил чиновник, способны появиться к середине либо к концу 2019 года, и что соответствующие поручения уже даны.

Еще одна озабоченность Кудрина – система управления комплексом проектов (что, кстати, отчасти перекликается с тем, о чем говорил Собянин). Действительно, сегодня имеются «национальные цели», «национальные проекты» и «госпрограммы», в рамках которых реализуются 67 федеральных проектов. Что в целом образует довольно сложную и многоуровневую систему показателей, допускающую ситуацию, когда в структуре одной госпрограммы может предусматриваться шесть нацпроектов, а в структуре нескольких госпрограмм… тоже шесть. Что ведет к размыванию зон ответственности и управленческой неразберихе.

И все это – не говоря про статьи бюджета, находящиеся за рамками нацпроектов, о которых также не стоит забывать, по мнению Кудрина.

Ответить на эти реплики было предоставлено слово А.Силуанову. По его мнению, в процентном отношении ВВП все же меняется: по налоговым изменениям и по увеличению фонда развития, что дает 9 трлн. рублей, то есть дополнительный ресурс. В связи с чем «едва ли есть необходимость повышать налоги». Расходы на национальные проекты растут, плюс «подтягиваются» бюджетные ресурсы. Да и задача объемного увеличения ВВП в процентах не стоит... то есть вопрос – в приоритетах… а паспорта уже приведены в соответствие с думским проектом бюджета. Нацпроекты находятся в структуре госпрограмм, но в первую очередь мониторить будут то, что написано в Указе № 204. Так сказал Силуанов.

После слово взял Путин (внимательно все это слушавший), отметив, что процент – это отдельная тема, а вот соответствие паспортов объемам финансирования, действительно, важно. И если все сдвигать (как говорит Кудрин), то в срок ничего не выполним, и работа будет бессмысленна… ну не бессмысленна  (ибо дисциплинирует), но целей и задач не достигнем. (А цели и задачи в данном случае – соответствие сроков экономической периодизации срокам политической периодизации).

Далее выступил представляющий РСПП А.Шохин, обозначивший неоднократно звучавшую во многих выступлениях тему «а деньги привлечем у бизнеса». Он заявил о необходимости инвестиций в основной капитал и о том, что 25% – амбициозная задача. И что по нацпроектам нужно создать «стимулы» (что это такое, он уточнять не стал – потому не ясно, имеют ли они отношение к спросу или к неким «мерам воздействия» того или иного характера), отметив при этом готовящийся в недрах Минфина законопроект о защите и поощрении капвложений в Россию. (Является ли этот законопроект инструментом перехода на инвестиционный путь экономического взаимодействия страны с внешним миром, и какие это может иметь социальные последствия, Шохин уточнять не стал.) В связи с чем им были акцентированы «стабилизационная оговорка» и «регуляторный контракт», а также то, что входы в эти механизмы должны быть конкурентными для многих участников, и что все это нужно привязать к циклам окупаемости капвложений. Что предложения ФОИВ должны быть «упакованы» в виде стандартов и что изменение регуляторики может привести к падению показателей.

В конце снова выступил Силуанов, подчеркнув, что 8 трлн. рублей в полном объеме обеспечены бюджетным финансированием, и что дополнительные доходы будут первоочередным образом направляться на нацпроекты. А подвел итог заседанию Совета президент Путин, который, отвечая Силуанову, отметил недопустимость постоянного сдвигания бюджета «вправо». Ссылаясь  на интересовавшую его во время слушаний брошюру ключевых параметров нацпроектов, президент отметил отсутствие где бы то ни было в документах и выступлениях тех самых методик движения к целевым показателям, равно как плана контроля их исполнения, без которых любые проектные и законодательные новации останутся без применения. Во время этих слов министр Мутко сокрушенно потупил голову.

***

Далее следовало бы сказать несколько обещанных слов насчет отмеченных выше странностей в комментариях министров на «цифровую тему». Дело в том, что разговоры про снятие данных с «точек контроля» в режиме реального времени и предикативную аналитику госуслуг недвусмысленно намекают на то, что отдельные члены правительства, похоже, не прочь вернуться к идеям автоматизированного управления страной, ставшим частью управленческого водораздела в 1970-е годы, в эпоху «косыгинской реформы». Действительно, когда министр финансов оказывается главным не только «по тарелочкам», но и вообще «за все», очень хочется, чтобы ответственным был безликий компьютер. И это, в самом деле, вопрос не снятия ответственности, а наличия принципиальной проблемы государственного управления сложными процессами, значительная часть которых ускользает от контроля на фоне глобальных трендов. Визуальными точками контроля (само понятие «точка контроля» – одно из ключевых понятий «кибернетики второй волны», весьма популярной в те времена) в виде многочисленных видеокамер нашпигованы крупнейшие российские города (лидирует среди них, конечно, Москва), вот только непонятно, что и как обрабатывать. Ибо методик нет и здесь. То же самое касается и «предикативной аналитики» в области госуслуг»: такая аналитика не берется сама по себе из «аналитики больших данных» – для прогноза вообще может быть не обязателен компьютер. Кроме того, кастомизация госуслуг относится к еще одной категории  из той же области «автоматического управления обществом»: а именно, к «электронной демократии», о чем ни в одном выступлении на «цифровую» тему во время заседания Совета сказано не было. (В России есть специалисты, знающие эту тему – но, видимо, министров не проинформировали.) Возможно, определенные надежды в контексте этих, едва заметных, реплик, возлагались на ГАСУ – едва живого потомка советского ОГАС, и на то, что возглавляющий нынче отечественную цифровизацию Носков, до недавнего времени возглавлявший Аналитический Центр при Правительстве РФ, может, вспомнит, под какие мегалитические задачи строилась в свое время эта офисная многоэтажка. Однако есть еще более серьезное обстоятельство, препятствующее передаче машине 1970-х ответственность за управление обществом, ставшим сложнее традиционного правительственного института: ни одно из кибернетических решений тех лет не предполагало деньги как фактор управления стратегиями общественного развития (и, соответственно, гибкого регулирования затрат). Многие, присутствовавшие 24.10.2018 в зале заседания Совета, всерьез рассматривают идеи вернуться к советской госплановской системе «в обновленном виде», но вряд ли помнят эту историю во всей ее полноте.

МОО «Майский Указ», способствуя реализации законных интересов граждан, ставя разработку механизмов реализации целевых показателей Указа № 204 в качестве одной из своих задач, в своей работе учитывает не столь уж давний опыт ошибок и достижений, к которому, судя по всему, российское государственное управление пытается обратиться в наши дни, стремясь адаптировать эти знания к актуальным вызовам времени.

Популярные материалы:

Новости

Поступили ответы на запросы МОО «Майский указ» губернаторам касаемо их соб...

Анализ 50-ти ответов позволяет сделать интересные выводы
Поступили ответы на запросы МОО «Майский указ» губернаторам касаемо их собственных инициатив, направленных на достижение целей и задач Майского указа Президента, а также об участии в региональных проектах администраций муниципальных образований.
Новости

Россия "разморозит" отношения с ОЭСР

Активный диалог о вступлении России в ОЭСР был приостановлен в 2014 году из-за истерии отдельных стран-участниц после воссоединения России и Крыма. Пр...
Россия "разморозит" отношения с ОЭСР
Новости

Правительство утвердило государственный доклад «О положении детей и семей,...

Вице-премьер Татьяна Голикова поручила обеспечить «опубликование и распространение» документа, а также его общественное обсуждение.
Правительство утвердило государственный доклад «О положении детей и семей, имеющих детей, в Российской Федерации за 2018 год», подготовленный министерством труда и социальной защиты Максима Топилина.
Новости

Прошедшая неделя побила все рекорды по сумме закупок в рамках Майского ука...

Государство объявило тендеры аж на 9 млрд. рублей. Впрочем, столь взрывной рост обусловлен лишь тем, что под конец года "проснулась" Минциф...
Прошедшая неделя побила все рекорды по сумме закупок в рамках Майского указа Владимира Путина
Новости

Минэкономразвития снова не хочет разговаривать

МОО «Майский указ» выражает искренние соболезнования Максиму Орешкину из-за того, что его пресс-службу возглавляют обидчивые лентяи.
Минэкономразвития снова не хочет разговаривать