По сведениям АНО "Институт Региональной Экспертизы" (https://regnum.ru/pictures/2609425/1.html), рейтинг протестной активности составлен на комплексе количественных и качественных показателей, а среди поводов неоднократна экологическая тематика. Хотя в целом по стране поводы выступлений различны, а основным поводом протестной волны, по мнению очень многих комментаторов, стала «пенсионная реформа» 2018 года. 


Если сравнивать рейтинг Института с нашим последним рейтингом субъектов по вовлеченности в исполнение Указа № 204, то первая из попавших в наиболее протестную красную зону текущего рейтинга Ингушетия заняла 34 место по вовлеченности в реализацию «Майского Указа», идущая далее Архангельская область – 50, а Саха – десятое, Волгоградская – 16, Воронежская – 6. Действительно, основания протестных поводов разнятся: так, Саха ранее была относительно спокойна, но всплеск протестной активности в ней вызван внезапным криминальным событием, а не нормотворческой деятельностью властей. Примерно то же самое касается ранее относительно стабильной, хотя и не особо вовлеченной в реализацию Указа, республики Ингушетия – хотя в данном случае речь идет о «тлеющем» территориальном вопросе. Ставшие более напряженными в последнее время Ярославская, Пензенская, Калининградская и Костромская области находились на различных позициях уровня проектной работы администраций: соответственно, достаточно высоких для Ярославской и Костромской (22 и 18 места соответственно) и довольно низких для Калининградской и Пензенской (66 и 67 соответственно). В этом смысле, если степень вовлеченности в исполнение Указа еще может быть как-то объяснена – например, территориальной близостью к федеральному центру, то момент возникновения протестных настроений наступает в связи с обстоятельствами, не охватываемыми вниманием местных администраций и проектных комитетов при них. Но он точно связан с оценкой гражданами как действующих администраций, так и властей федерального уровня. Именно поэтому МОО «Майский Указ» в своих рейтингах ставил вопрос не только о подключении представителей общественности к проектной работе, но и о том, как именно и насколько содержательным оказывается такое подключение, является ли оно процедурным или осуществляется в виде формальных встреч или непонятно как используемых опросов. Оценка мнения граждан промежуточными итогами хода реализации нацпроектов оказалась отсутствующей или необязательной для многих регионов (некоторые из них вообще отметили, что участие граждан при подготовке регсоставляющей проектов не предусмотрена). А значит, эффекты принимаемых управленческих решений (как в рамках проектной деятельности, так и в рамках повседневной работы) сказывались быстрее допустимого всей суммой регламентов порядка предупреждающего реагирования на них. Что, собственно, и привело к столь высоким уровням протестной активности, что имеют место в самом начале процесса реализации нацпроектов.


Обращает на себя внимание привязка субъектов с умеренной протестной активностью к тому, что властям удалось стабилизировать обстановку. Такова, к примеру, Московская область (44 место в рейтинге Института), занимающая в нашем последнем рейтинге вовлеченности третье место. Однако стабильность именно в ней связана не столько с аномальной диспропорцией численности населения относительно аналогичного показателя самой Москвы (по данным Института, находящейся в красной зоне протестной активности), но и с тем, что низкая напряженность в столичной области решена за счет ее роста в приграничной Архангельской. Между тем, в привязке к решению подобного рода системных проблем в опросах «Майского Указа» выяснялся реальный характер межуровневого взаимодействия администраций – его форма и порядок в системе проектной работы. Подобные вопросы мы задавали ФОИВ. Ответы были похожими: основу взаимодействия для администраций как субъектов, так и ФОИВ, составляют соглашения, прежде всего – о бюджетных трансфертах и субсидиях. О таком моменте, как выстраивание коммуникации относительно приоритетов региональной деятельности субъектов, речь не шла, равно как о том, чтобы в ходе взаимодействия (уж коли речь идет о централизации власти) учитывать такой фактор, как влияние деятельности одного субъекта на ситуацию в других: например, той же Москвы, имеющей иные, помимо архангельского, направления вывоза мусора. Этот момент взаимодействия также связан с упоминавшимся в наших публикациях обстоятельством перераспределения региональных бюджетов в случае необходимости изменения состава планируемых мероприятий – например, в случае строительства более технологичного мусороперерабатывающего завода, требующего затрат, превышающих планируемые: даже если эти затраты на 95% возьмет на себя федеральный Центр, фактор социальной напряженности в связи с экологической темой по любому требует регулярного присутствия активистов гражданских объединений в составе губернаторского Совета. И это касается всех регионов «красной зоны» без исключения – хотя бы потому, что сохраняющееся без обратной связи на возмущения общефедеральными инициативами недовольство (той же пенсионной реформой) никогда не находится на стабильном уровне, но растет, при этом повышая чувствительность социальной среды к шоковым триггерам. Что, в свою очередь, повышает «воспламеняемость» даже субъектов «зеленой зоны» со слабым протестным потенциалом – во многом зависящим, по мнению авторов рейтинга, от низкой плотности населения. С другой стороны, в текущих условиях фактор силового гашения протеста в «зеленых зонах» (а он сегодня свойственен далеко не только им) оказывается лишь дополнительным катализатором растущего недовольства.


Повышение разнообразия протестов, их политизация и региональная массовизация, отмечаемая авторами рейтинга, удивительным образом сочетается с наблюдаемой нами в наших собственных рейтингах (условно говоря, «управленческой адекватности») существенных разночтений как по объектам регулирования, так и по вопросам регламентации деятельности администраций и принятия решений. Не вдаваясь в более широкие контексты обсуждения причин протестной активности в стране, «Майский Указ» может отметить, что более широкое и публичное привлечение экспертных групп и лиц, которым доверяют граждане регионов, к работе по урегулированию острых вопросов представляется существенным фактором снижения социальной напряженности.

Популярные материалы:

Рейтинги

Лидером рейтинга вовлеченности в исполнение Указа Президента № 204 стал М...

Очередной "юбилейный" рейтинг вовлеченности ФОИВ в в исполнение Майского указа Президента
Лидером рейтинга вовлеченности в исполнение Указа Президента № 204  стал Минэнерго
Рейтинги

Рейтинг вовлеченности субъектов РФ в исполнение Указа №204

Представляем десятый, юбилейный рейтинг вовлеченности субъектов Российской Федерации в исполнение Майского Указа.
Рейтинг вовлеченности субъектов РФ  в исполнение Указа №204
Новости

Готовится мобильное приложение позволяющие управлять национальными проекта...

АО "Главный научный инновационный вннедренческий центр"запустило запрос оферт на разработку мобильного приложения государственной системы "Электронный...
Готовится мобильное приложение позволяющие управлять национальными проектами
Новости

Открытое письмо средства массовой информации «Майский указ» пресс-секретар...

Здравствуйте, Андрей Сергеевич! Просим прощения, что отвлекли Вас от важной работы в возглавляемом Вами отделе по связям со СМИ.
Открытое письмо средства массовой информации «Майский указ» пресс-секретарю Минфина России Андрею Лаврову.
Новости

Астраханская область реализовало только одно мероприятие Майского указа

Администрация губернатора Астраханской области смогла привести только один пример своей усердной работы по реализации Майского указа Президента.
Астраханская область реализовало только одно мероприятие Майского указа